Выдержит ли меня психолог…

Часть моих клиентов — это сложные люди с серьезными жизненными испытаниями и с высокими потенциальными ресурсами.

Люди с трудной судьбой и мощной психикой …

И вот в процессе работы с психологами, не только со мной, с любыми из психологов, каждый из них проходит такой момент — момент сомнений:

выдержит ли меня психолог?

Столько боли внутри, столько жести в прошлом, неимоверно дикие конструкции и когнитивные связки, которые создавались с самого детства, чтобы продраться через ранящую жизнь и сохранить маленького живого себя внутри, и в которых нужно бережно и кропотливо распутываться и разбираться… кому это нужно? кто это выдержит?

Photo by NEOSiAM 2021 on Pexels.com

Очень часто — это люди, у которых оба родителя «пропали». Мама болела, отец ушел. Мама гуляла, отец умер. Мама любила брата, отец бил.

Тысячи вариантов и сочетаний, в который ребенок был ранен, был истерзан, был использован, но продолжал выживать и пробираться вперед — туда, где надежда.

Стать взрослым для этих людей — это было мечтой.

Сейчас ведь часто как говорят? «Ой, нет! Хочу быть ребенком до старости! Быть ребенком хорошо! А быть взрослым — ужас-ужас!»

Не для этих людей.

Они так рано получили мощную тяжесть всей жизни для них, что стать взрослым означало получить толику свободы. Возможность что-то изменить к лучшему.

У них нет проблем с работой.

У них часто хорошие друзья.

У них обычно есть семья.

Они везут на себе многих.

И вот однажды, когда внутри становится совсем невмоготу, они решаются на обращение к психологу.

И вот тут и возникает: с чем я приду, у меня же все хорошо?

ээээээээ…. только плохо невыносимо…

Да кому это нужно? Да какой психолог это выдержит?!!!

И дальше разворачиваются страхи и сомнения, стыд и опасения,

«начнешь доверять — предадут», «расслабишься — ударят», «раскроешься — унизят и посмеются»…

***

У психологов есть такая группа обращающихся — «беглецы от психиатров».

Это когда человеку нужна психиатрическая помощь, но он идет на тренинги и марафоны, он идет к психологам, он идет к гадалкам, он идет куда угодно еще, только не к доктору — психиатру, который может помочь, и который единственный адекватный выбор в ситуации с болезнью.

Т.е. к психологу можно и нужно идти для поддержки и адаптации в социуме, но основной специалист для них — психиатр.

Эти люди себя определяют в «травматики» или в уникальных людей с особенностями и отказываются всячески от помощи психиатров, потому что основная защита — отрицание, она вот так срабатывает.

***

Те же, о ком я пишу — другие. Они как раз охотно идут к психиатру, им важно понять, что с ними реально происходит, и у них есть надежда, что это с ними что-то не так (что они болеют просто), а не то, как жестоко обошлась с ними жизни и родители в прошлом.

Вот их психиатры дружно отправляют к психологам, потому что они, эти люди, психически здоровы — они находились долго, часто в детстве, в ужасных обстоятельствах, и «нахлебались» плохого выше крыши.

Их внутренняя боль адекватна событиям их жизни. К сожалению, оставаясь не прожитой, она начинает «гноиться» и разрушать жизненные силы человека.

А еще эти люди, для себя их называю иногда — раненные герои — негативно относятся к термину «травматик» или чему-то похожему.

Они могут очень долго не признавать Раненного ребенка в себе. Истекать кровью и продолжать идти вперед. Очередной бизнес. Очередной творческий проект. Очередной научный прорыв. Очередная спортивная победа.

Они действительно мощные и крутые. Успешные.

И сколько же боли, отчаяния и невыносимой беспомощности внутри… и блокированная любовь к себе. Напрочь.

Нельзя быть Героем и любить себя одновременно. Оно так не работает.

Photo by Kony Xyzx on Pexels.com

Однажды приходит время и Раненный Герой начинает искать Целителя для своих ран. Так, да?

Нет, увы.

Раненный Герой тащит себя, гонит пинками и просит «заклейте скотчем и сделайте что-нибудь, мне тут на баррикады срочно, но душа болит невыносимо»

В реальности — вот так.

И дальше то самое, о чем заметку пишу — об убеждении в том, что нет психолога, который «меня выдержит», и вере в то, что его чувства, его боль, его отчаяние, гнев и тоска — невыносимы.

Тут еще такая штука срабатывает … о чем много пишут в Сети? про как полюбить королеву, выйти за принца, смотивировать себя на успешный успех.

И Раненный Герой начинает думать, что у других людей, у них вот так — все в зефире и шоколаде, и нечего обременять «нормальных» людей — самим собой.

Слишком много боли. Слишком много непролитых слез. Слишком много отчаяния и страха не высказанных еще с давнего «тогда».

Поэтому вот … пишу.

Психологи (не только я, другие — тоже) могут. Выдержать, остаться рядом и быть и с Героем, и с его Израненным Я, и с ним — Веселым, и с его Успешным Я, и с любым его состоянием.

Это и правда так, главное — дать шанс самому себе.

***

А еще одна часть клиентов, и про это тоже мало пишут, это люди, которые проходят через серьезные испытания в жизни сейчас.

И нет, это не те случаи, когда речь про поиск «чуда» идет.

Это — про реальность.

Про проживание горя после смерти любимого человека, с которым жизнь рука об руку…

Про молодую красивую мать, что умирает. И ей больно, и ей страшно, и ей много что еще, и не с кем об этом говорить.

Люди пугаются.

Люди хотят спасти.

И мало кто может быть рядом, когда идет необратимый процесс потери или неимоверно трудный выбор категории «жизнь — смерть».

Пишу вот. Рассказываю.

В реальной жизни это существует.

Психологи — это те люди, с кем можно говорить про реальное, про темное, про страшное, про горькое, про запретное.

Кто не вмешивается в выбор и решения, но остается рядом. С кем можно молчать, можно плакать, об кого можно думать разное, и кого не нужно жалеть — он, чужой человек, не ваш близкий, психолога не нужно беречь от своей боли из любви к нему, и это дает возможность встречи с собой, даже если это Израненное Я или встреча почти последняя.

Photo by Darwis Alwan on Pexels.com

%d такие блоггеры, как: