Про боль, психотерапию и сложные смыслы

Я даже не знаю, с чего начать, чтобы сразу ухватить суть и объяснить про один из самых сложных процессов в психотерапии, речь про исцеление души и создание собственных сложных смыслов.

И это именно тот уникальный и индивидуальный процесс, который у вас может развернуться только с психологом.

Он отличается от разговора с другом, от наставничества учителей, священника, от чтения умных добрых книг или самоанализа в дневнике.

Про что речь?

Иногда жизнь, иногда люди безумно ранят друг друга.
Любимые люди. Достойные люди. Разные.

Мама психанула и с криком «ты достала! больше не могу!» потащила упирающуюся и вопящую в ужасе «мамочка прости, я больше не буду» трехлетку в мусорный бак.

Взрыв прошел, мама чуть сама об тот бак не убилась от чувства вины.
Прорыдались. Обнялись. Успокоились. Выдохнули. Живут дальше.

Мама монстр?
Или мама устала до безумия, так, что сорвало с резьбы?

Как к ней относиться?

Друг Вася скажет «забей». Друг Петя подарит поездку на шашлыки. Сомнительный любовник Степа предложит заняться сексом для утешения. Подружка Люба расскажет свою трагичную историю.
Они все хорошие люди и хорошие друзья. И каждый будет искренне пытаться помочь.

И запутает еще больше. Уже своего противоречивого и болезненного невольно добавит.

«Учителя жизни» скажут «прости», священники «она твоя мать — почитай», «это твоя карма», «это испытание», «твоя душа сама выбрала это» и много чего интересного еще, каждый из своей картины мира и из благих побуждений.

Психолог — это тот молчаливый в этическом и смысловом поле человек, который будет присутствовать рядом, внимательно слушать и слышать, пока вы ищите свой исключительно личный, интимный ответ:

— что же я чувствую к маме, когда у меня в памяти полыхает эпизод «про мусорный бак» и про то, сколько раз и чем она выстилала мне дорогу в жизнь. Очень часто — собой. Здоровьем. Выбором. Душой.
Как это все совместить?

Психолог — это тот профессионал, который поможет разрядить и прожить эмоционально заряженный эпизод из памяти отдельно.
Чтобы эта мина, этот ужас и эта боль не мешала быть спонтанным человеком в жизни.

И этот тот человек, который уверенно и устойчиво будет выдерживать границы и помогать научиться заботиться о себе, чтобы не случалось «срывов резьбы» до ярости от отчаяния и бессилия.

Это все очень долго, иногда больно и трудно?
Да
Иногда да.

Психотерапия и процесс работы с психологом — это очень часто интересно, творчески увлекательно и дает много жизненной энергии.
Но процесс исцеления, когда речь про такие глубокие, болезненные на эмоционально -смысловом уровне раны — да, это долго, больно и трудно бывает.

Отчего трудно?

Дело в том, что сначала человеку нужно проделать духовную работу — осмыслить и создать для себя реалистичный образ мамы** и определиться со своим собственным к ней отношением.

Это про сейчас. Это про зрелость.

Так мы взрослеем, уточняя наш простой черно-белый мир до сложного и многоцветного, но при этом сохраняя себя, свои ценности и свою суть, иначе мы утонем в хаосе.

А одновременно с этим есть:
та девочка внутри, что кричит в ужасе «мамочка, прости, я больше не буду»
и
та девочка внутри, которая чувствует любовь к маме и килотонны невыразимой благодарности, и огромное чувство вины за сам факт разговоров, что к маме есть «претензии».

И это сложный клубок, заряженный эмоционально полярными переживаниями.

Вот поэтому получается долго, больно и сложно.

И вот поэтому важно очень, чтобы человек потихоньку сам определился со своим отношением в процессе размышлений и бесед с психологом.

И это про «нейтральность профессиональной позиции» и про способность психолога не ворваться во внутренний мир клиента с гранатометом счастья на перевес «сейчас всех спасем, мама плохая» или » один эпизод в детстве, быстро прости и забудь, иди пили успешный успех» или что-то еще правильное, но чуждое и чужое.

** сложных историй про боль и любовь миллион, это не обязательно «про маму»

— Вася внимательный и шикарный любовник и абсолютно равнодушен к детям, никакой отец — что делать? разводиться? что-то еще? как к нему относиться? как может такой человек вот так себя вести?

— Люся выхаживала «меня» после инсульта, но встречалась с любовником, но не стала со мной разводиться и в итоге они расстались, хотя она любит его — что мне делать? как простить измену? но это же измена и предательство? их невозможно простить! Немыслимо. А два года каждый день после инсульта? Как?
Что делать? Как разобраться в клубке чувств?

Он была папа-папа. А стал чужой дядька.
Как? Как это пережить? Как уместить в сознании? Что делать?

Или можно обнаружить себя — той мамой, что чувство вины за прошлый «эпизод с мусорным баком» мешает свободно жить, радостно любить и быть собой. Простить себя — тот еще квест для людей с совестью.

Чаще всего мы предпочитаем держать вопросы выбора, боли — любви и сложных этических решений запертыми за стальными сейфовыми дверями и проживать их «в полглаза через соседей», слушая и читая эмоционально заряженные сплетни, увлеченно следя за перипетиями героев кино и книг.

Игнорировать себя, сложность жизни и свою боль можно, вот только там внутри, очень глубоко и очень отчаянно, кричат и давят слезы израненные кусочки души.

И если их заваливать инфо-хламом и не лечить, не проходить сложный внутренний рост, то однажды можно обнаружить себя в виде равнодушно-циничного зомби, что зашибает бабло, учит других как правильно жить и утратил способность к любви…

%d такие блоггеры, как: