После некоторых консультаций мне хочется кричать

После некоторых консультаций мне хочется кричать:

— ну нельзя же с собой так жестоко!!

Приходит человек весь в крови, в слезах, с избытком боли и … и рационально, разумно, аналитично и логично рассказывает про событийный ряд.

Было так-то. Стало этак-то. Тут сделал то-то. Тут, наверное, ошибочно решил не туда-то.

Подробно. Детально. Точно.

И с ожиданием, что вот сейчас психолог, как профессионал, сразу ему укажет: где и что болит, какой вентель подкрутить, чтобы стало хорошо.

Вопрос про чувства сразу вызывает гнев и отторжение, ведь это жесткий и суровый Контролирующий Родитель притащил рыдающего от обиды, горя и отчаяния Ребенка к психологу, чтобы ему помогли починить режим «соберись, тряпка».

Чтобы робот заработал как положено.

Робкие мяукания психолога про «вам бы в бережную долгосрочку, батенька…» отметаются как мошка летом, на подлете.

Решительное и экспертное «необходимо работать в том-то направлении, так-то и с таким-то сеттингом» упадет на раненого Ребенка внутри как молот палача, он и так уже еле живой и в отчаянии.

Он искренне верит и надеется, что психолог поможет. Что он добрый. Что он его услышит, увидит, проинтуичит и почует.

Что передаст хотя бы пластырь, контрабандой.

Толику внимания, признания, надежды и возможности искренней любви.

Поэтому и «ползем» на ощупь, идем за клиентом, пытаясь иногда придержать его за плечо, друг, у тебя же душа рыдает, больно тебе, ну какие, нафиг, достигаторские галеры и пятилетка за три встречи? Как можно за пару дней прожить горе? Ты о чем?  

Может сначала выдохнуть и хотя бы кишки обратно в живот вернуть? Сердце залатать? Не?

Услышать себя – самое ценное, что можно и нужно сделать.

Все остальное решаемо.

%d такие блоггеры, как: